Ruslan Albakov-Myarshkhee (myarshkhee) wrote,
Ruslan Albakov-Myarshkhee
myarshkhee

Category:

Р. Албаков-Мяршхи "Во времени чернеет след..."

ВОЛЧЬЯ КАША (К 65-летию Ю.Х. Темирханова)

 

 Есть у сердца – трудная работа,

 Когда сердцу хочется полета,

 Когда сердцу хочется любить -

 Нелегко его остановить...

 (Р.Бузуртанов. Строки из

 стихотворения, посвященного

 Ю.Х.Темирханову)

 Территория формирования этноса, образно говоря, является материнским лоном и колыбелью этноса, так как человек – биологическое существо, которое под влиянием ландшафта, климатических и других условий ареала обитания совместно с членами своего коллектива и других коллективов, участвующих в формировании этноса, вырабатывает определенные приспособительные механизмы: физические, психологические, речевые, культурные, поведенческие и другие, которые помогают не только выжить, но и, в возможной мере, улучшить условия существования своего сообщества. Обычно этот процесс не наносит вред условиям ареала обитания этноса, не несет характера радикальных изменений и экономических катастроф, а несет эволюционный характер. Понятно, что этот процесс – взаимоприспособления разных человеческих коллективов касается и выработки одинаковых стереотипов поведения - элементов языка, культуры и быта, в том числе и религиозных обрядов, политических и экономических укладов, элементов одежды и вооружения и многое др. Вырабатывающиеся стереотипы у каждого этноса свои собственные, особенные, которые и позволяют этносам отличить себя от других и осознавать (определять) себя этим, а не другим этносом.

 Самосознание (самоопределение) этноса со стереотипом поведения закономерно приводит к возникновению в сознании понятия «Мать Родина», без которой этнос не представляет своего существования и готов принести за нее любые жертвы, особенно его пассионарная часть.

 Цитата из рукописи Ю.Х. Темирханова

 

 Юсуп Хусейнович Темирханов. Человек, которого в нашей республике мало кто не знает. Родился 29 сентября 1939г в хуторе Заводской г. Орджоникидзе ЧИ АССР, в семье служащего.

 Самые яркие воспоминания из детства, как и у многих его сверстников – депортация 23 февраля 1944г. Голод, холод, теснота в «скотском» вагоне и трупы, трупы, засыпанные снегом. «Папа, зачем их закопали в снег, им же будет холодно?», - спросил маленький Юсуп своего отца. «Ничего сынок - они потом согреются…», - процедил сквозь зубы отец, заглотнув комок, подступивший к горлу.

 Чтобы хоть как-то проявить гуманность к обреченным людям командование приказало один раз в день выдавать пищу, спецпереселенцам – каша и кипяток, но те, кто это варево готовил, не отличались человечностью и состраданием к беспомощным старикам, женщинам и детям.… То, что они готовили не иначе как «бурда» не назовешь – есть это было невозможно…

 На определенных участках пути в вагоне дежурили солдаты и однажды один из них, заметив подвижного и любознательного мальчика, обратился к Юсупу, - «Эй волчонок, ты похудел, на кружку, поешь кашки», мальчик попробовал варево, поморщился и, сплюнув отвратительный глоток, проголосил, - «Я не буду кушать волчи каша, ты сам кушай!». У солдата в глазах появились крупные слезы – где-то там, в Воронеже или Саратове бегает его, такой же постреленок, мальчонка-сынок…. «Дядя ты, почему плачешь?» - с детской искренностью спросил Юсуп. «Да жалко вас…», - ответил солдат, смахнув рукавом невольно накатившиеся слезы, и достав из кармана сверток, вынул внушительный кусок от сахарной головки, протянул мальчику, - «Возьми сынок сахарку – он сладкий».

 Слух об этой истории быстро разошелся по составу, и на коротких остановках люди подходили к вагону Юсупа и приносили ему что-нибудь сладкое – кто сахар, кто печенье. Отец возражал, - «В эшелоне много детей, отдайте им…». «Нет!», - отвечали люди, - «пусть этот мальчик выживет и никогда в жизни не ест «волчьей каши».

 Конечный пункт – Северный Казахстан колхоз Баянды Петропавловского района (Петропавловск на Ишиме). Людей встретили лютый мороз, очень много снега и мало саней, запряженных быками и лошадьми. Отец Юсупа знал кумыкский язык и, услышав казахскую речь, обратился к ним на кумыкском, оба языка принадлежат к тюркскому диалекту. Этот случай помог быстро найти общий язык с местным населением – оказывается не головорезы и людоеды, а обыкновенные люди…. Отношение к прибывшим депортантам изменилось, и для большинства детей нашлись тулупы, а немощных компактно разместили на подводах.

 В 1946г., уже в г. Фрунзе Киргизской ССР Юсуп пошел в школу, учился очень хорошо и закончил на серебряную медаль, английский язык помешал получить золотую.

 В 1956 году, когда была объявлена реабилитация, все депортированные испытали неизмеримую радость. Юсуп впервые увидел слезы в глазах отца, это были слезы радости и счастья. В том же году он окончил школу, а летом 1957 года самовольно и самостоятельно отправился на Родину, на перекладных до Москвы, а оттуда поездом в г. Назрань. Его дядя был уже там, но его адреса Юсуп не знал и на вокзале в Назрани долго размышлял, как быть дальше. Заметив растерянного юношу, к нему подошел пожилой мужчина и спросил «Кто ты, чей ты?» Насторожившись, Юсуп ему ответил. Улыбнувшись, мужчина ласково посмотрел на него и сказал «Пойдем со мной, мальчик. Вечером твой дядя будет у меня в гостях».

 Вскоре, после счастливой встречи дядя спросил его о планах. Юсуп собирался поступать в Нефтяной институт в г. Грозном. Попытка поступить в институт не удалась из-за предвзятого отношения представителей приемной комиссии к лицам чеченской и ингушской национальности. Буквально за два дня до окончания приема документов Юсуп подал свои документы в Медицинский институт г. Орджоникидзе, студентом которого и стал после успешной сдачи всех экзаменов.

 В 1964г. он окончил Медицинский институт с отличием на красный диплом. Юсуп подавал большие надежды и был рекомендован в аспирантуру, для продолжения учебы, чтобы в дальнейшем серьезно заниматься наукой. Но его преподаватель по терапии Сафар Эльбердович Нальгиев, сказал ему однажды: «Если хочешь стать настоящим врачом, ты должен сам испытать себя на практике, что ты собой представляешь».

 Получив распределение в с. Кантышево, проработал там врачом три года до призыва в армию в 1968г. В армии молодой лейтенант, военврач, Юсуп Темирханов, легко прижился и остался служить. Воинскую службу начал в должности начальника медслужбы саперного батальона. Вскоре получил назначение замначальника медслужбы дивизии в должности эпидемиолога.

 География его воинской службы началась в Грозном, затем Чехословакия, Ленинград – учеба в Военно-медицинской Академии, затем три месяца в Афганистане, в командировке по подготовке специалистов медицинской службы для обеспечения боевых действий в горах. Службу продолжил в г. Ростов – на - Дону в должности начальника оргпланового отдела медслужбы Северо-Кавказского Военного Округа, затем до увольнения в запас работал начальником интернатуры медицинского состава. В его послужном списке много наград – орденов, медалей и благодарностей от командования.

 Вся армейская дистанция полковника медицинской службы Темирханова прошла в постоянном совершенстве своего профессионального уровня и заботе по подготовке молодых военных медицинских кадров.

 И сегодня, изучив тонкости мануальной терапии, он ежедневно помогает людям, принимая больных у себя дома в г. Карабулаке. Его пациенты – грудные младенцы, молодые, взрослые и пожилые люди. Чуткий и внимательный человек с тонкими манерами, Юсуп Темирханов, вызывает у своих пациентов безграничное доверие и благодарность.

 В 1992г. подав в отставку, Ю.Х. Темирханов приехал на Родину и проделал титаническую работу по оказанию медицинской помощи беженцам из Пригородного района Северной Осетии. С 1993 по 1995г.г. работал министром здравоохранения РИ. В этот период наша республика сделала большой скачок в развитии сферы здравоохранения.

 Сегодня в свободное от работы время Юсуп Хусейнович занимается историческими и философскими изысканиями, публикуется в местной печати и издает брошюры собственного сочинения. Неутомимый и благородный человек, всю свою жизнь посвятил служению людям.

  

 

 Из тьмы веков – во тьму забвенья...

 

 .«Перед самым снегом в горы приехал помощник пристава и назначил старшиной, как он сказал, «на время» Чаборза. Он пояснил, что Чаборз вырос при Гойтемире, знает людей и должен справиться с этой работой. Главное, чтобы никто не нарушал законов, не рубил государственный лес, не принимал участия в грабительских вылазках на Военно-Грузинской дороге.

 

 Народ спокойно выслушал его. Горцам не было безразлично, кого назначат старшиной. Но так как Чаборз наполовину обосновался и жил теперь на плоскости, он был для них более подходящим, чем другие. В то время, когда он будет уезжать, можно, не боясь, работать в лесу.

 На сходе выступил и Чаборз. Говорить он еще не умел, краска заливала его лицо и шею. Но все-таки кое-что ему удалось сказать. Он напомнил о том, что его отец был одним из тех старшин, которые еще очень давно подавали царю бумагу с просьбой, чтоб царь принял ингушей под свое покровительство, и что он, Чаборз, тоже будет стараться служить царю правдой и не потерпит, если кто-нибудь позволит себе нарушать порядок жизни, установленный властью и Богом. И еще он обещал выучиться русскому языку. У отца было много друзей казаков, и Чаборз, имея дом на равнине, теперь будет часто видеть их и учиться разговаривать.

 Приехавший с помощником пристава ингуш-переводчик перевел речь Чаборза. Начальник был очень доволен.

 Съев барана, гости и Чаборз на второй день уехали. А горцы отправились в лес, который считался государственным, и с особым усердием принялись заготавливать топливо, тщательно пряча щепу и срубая деревья низко, под самый корень» - И. Базоркин роман «Из тьмы веков», глава пятая «Праздник божьеликой Тушоли».

 В этом отрывке, из произведения нашего великого классика, ярко отражено положение ингушей последних десятилетий XIX, XX и, как это ни парадоксально, начала XXI века...

 Но наш разговор не о романе, а о том, что трагическую аналогию легко провести с сегодняшним днем, когда присутствие человека в космосе - так же обыденно, как личный «Мерседес» в гараже соседа, а ингушский народ на собственной земле, в собственном доме проживает на правах квартиранта...

 И самое трагичное в том, что кичливость, ханжество, высокомерие и жестокость отдельной прослойки недалеких выскочек из рядов собственного народа, активно влияют на конкретные ситуации и серьезные исторические вопросы.

 Восемь веков кряду ингуши ведут неравную борьбу за свое существование - в неравном поединке со стихиями природы, с захватническими набегами горе завоевателей и с игом разноликой тирании.

 В конце 80-х начале 90-х годов XX столетия, на волне гласности и демократии, вскружившей головы многих поколений и народов, казалось бы, наступило то, о чем мечтали миллионы простых людей - справедливость и истинное равноправие. Одни - вздохнув от тяжелого бремени «застоя» и неофициальной политики «последышей» сталинизма принялись бороться за неистребимые идеалы общечеловеческой гуманности, отдавая себя целиком национально-патриотическому движению. Другие - вдохнув «свободу действий» принялись разворовывать ресурсы и делить территорию когда-то «Великой державы», создавая националистические, формальные и неформальные партии и движения, преобразовав «культ личности» в «культ государственных интересов» - грубо и неумело навязывая раскол общества на социальные и национальные группировки...

 Со времен монголо-татарского нашествия ингушей преследует роковая участь - нести ответственность и играть ключевую роль на всех этапах истории Северного Кавказа, а в XX веке и России. Но, при любом стечении обстоятельств (по причине врожденного благородства и чувства долга), они оказываются на задворках Истории...

 Случай свел меня с человеком – скромным, доступным и человечным – Бембулатом Берсовичем Богатыревым. Человеком – гуманистом, посвятившим всю свою жизнь торжеству справедливости и добившемуся восстановления попранных прав для многих народов - «Закона о реабилитации репрессированных народов». В период своей депутатской деятельности, разговаривая на равных с руководителями советского и российского государства, он сохранил честь и достоинство в среде нечистоплотных «политиканов» и «кликуш», отстоял, вопреки внешнему и внутреннему противодействию псевдопатриотов, Ингушскую государственность- воплощение вековечной мечты свободолюбивого народа...

 Но противостояние оголтелых и близоруких самодуров при власти перешло за грань кровожадной жестокости и привело к трагическим событиям осени 1992 г., чем не преминули воспользоваться выскочки и карьеристы, завоевавшие сомнительный авторитет на «государственной службе» и называющие себя избранниками народа. Воспользовавшись сумятицей ЧП, они лихо взялись зарабатывать политический и материальный капитал на вековечных грезах и страданиях ингушей, не гнушаясь ничем, в первый же год после трагедии, отстроив двухэтажные особняки на глазах обнищавших людей, которые по сей день, проживают в лагерях беженцев.

 Клика горлопанов, тщедушных «старцев» и иже с ними пытались очернить доброе имя Б.Б. Богатырева, добившегося для них общечеловеческих прав и элементарного признания во всем мире народа - имя которому Ингуши.

 «Чистый источник невозможно замутить и тем более заглушить, потому, как этот источник чистый»...

 Титаническая работа, проведенная Б.Б. Богатыревым, зафиксирована во всевозможных государственных документах СССР и РФ. Даже заклятые враги, которым его деятельность была, как кость в горле, признавали в нем великого политика, непревзойденного оратора, достойного противника и снимали перед ним шляпу. С внешним злом бороться было не трудно, как солдату в бою «вот враг, вот я», но зло внутреннее неискоренимо, поскольку оно прячется под маской «благородства и благодетели» и ждет своего часа, чтобы нанести решающий удар...

 Каменщик должен строить дома, пекарь печь хлеб, а политик делать профессиональную политику. Задача не простая и требующая постоянного контроля над ситуацией и высокого профессионализма лидера и его команды.

 На основном, самом трудном этапе, на глазах всего мира Б.Б. Богатырев, возглавляя команду депутатской группы ЧИ АССР, развенчал незыблемость сталинско-бериевского наследия безнаказанности и законности, принятых ими актов по насильственному переустройству границ, и выиграл парламентское сражение по принятию «Закона о территориальной реабилитации».

 ... «Съев барана, гости и Чаборз на второй день уехали. А горцы отправились в лес, который считался государственным, и с особым усердием принялись заготавливать топливо, тщательно пряча щепу и срубая деревья низко, под самый корень»…

 

 

 «Дарует солнце свет»

 

 О себе Юсуп Тегалович Чахкиев рассказывает неохотно.

 

 « Родился я в 1915 г. в крестьянской семье, в с. Базоркино, Пригородного района Терской области. В 1934г. окончил начальную сельскую школу и поступил в Ингушский педагогический техникум в г. Орджоникидзе. Через два года перевелся на рабфак Воронежского химико-технологического института и окончил его в 1939г. Учиться дальше не смог по семейным обстоятельствам. Начал работать учителем в родном селении.

 В июле 1941 г. я поступил в Грозненское военно-пехотное училище, и вскоре, по непонятным мне причинам, был отчислен до особого распоряжения, но распоряжение не поступало. Немецко-фашистские войска подошли к Москве, фронт приближался к Северному Кавказу. Холодной зимой 1941-1942 гг. я участвовал в строительстве оборонительных сооружений г. Грозного.

 В то время писал стихи, призывавшие соотечественников на защиту Родины от немецких оккупантов, они публиковались в газете «Сердало». А стихи писать я начал еще в техникуме по совету моего преподавателя Тембота Бекова.

 Когда отогнали немецко-фашистские войска из Малгобека, в конце 1943г. я был отозван в президиум Верховного Совета Чечено-Ингушской АССР, где работал референтом председателя Президиума до рокового дня 23 февраля 1944г.

 Во время высылки был арестован за нарушение режима спецпереселения и находился в заключении вплоть до смерти Сталина. Освободился из-под стражи по амнистии со снятием судимости. Во время ареста побывал во многих тюрьмах и лагерях, участвовал в строительстве Актюбинского, Челябинского, Норильского металлургических комбинатов и двадцать месяцев провел в крупной Арктической научной экспедиции на мысе Челюскин».

 После освобождения в 1953г. Ю.Т. Чахкиев работал на Карагандинской ГРЭС в г. Темир-Тау. В 1957г. вернулся на Родину, работал в г. Грозном в редакции газеты «Сердало» переводчиком, зав. отделом культуры, редактором в управлении по охране государственной и военной тайны в печати. Работал корреспондентом в Госкомитете телерадиовещания до 1994г. Был депутатом Ленинского райсовета г. Грозного. Награжден Грамотой Президиума Верховного Совета ЧИАССР.

 Литературной деятельностью Ю.Т. Чахкиев начал заниматься в двадцатилетнем возрасте, с 1935г. Первые его произведения были опубликованы на страницах газеты «Сердало» и включены в учебные пособия. В 1959г. в Москве вышел коллективный сборник стихов «В сердце гор», куда вошли и его стихи, а чечено-ингушском издательстве - сборник рассказов «Ши дувцар» (1960г.), сборник стихов «Са уйлаш» (1961г.), «Годы и люди» (1977г.) - очерк об одном трудовом коллективе. С 1995г. он написал около двухсот стихотворений, более двадцати рассказов, очерков, повесть «Голос из ада», которые были опубликованы в периодической печати Ингушетии. Он перевел стихи, песни и рассказы дореволюционных, советских и зарубежных авторов. С 1959г. - член Союза журналистов СССР, затем России, член Союза писателей России (2002г.). До настоящего времени работал редактором-инструктором по обучению молодых журналистов в ГТРК «Ингушетия».

 Книга «Голос из ада» проникнута идеей терпимости и сострадания персонажей, как наглядное проявление «толерантности», такого непривычного для нас слова, но доступного каждому ингушу понятия.

 Один из рассказов, вошедших в книгу - «Академик из Ляжги» знакомит читателя с реальным представителем нашего народа - Абдурахманом Курскиевым, который в детстве был депортирован в Казахстан, окончил школу, поступил в Казахский горнометаллургический институт на геологический факультет. Становится известным в своей области ученым, кандидатом геолого-минералогических наук, защитив докторскую диссертацию на тему «Петрофизика земной коры Казахстана» (1979г.) назначен заместителем директора Института сейсмологии, а в 1989г. он избирается его директором на альтернативной основе. В том же году он избирается членом-корреспондентом АН Казахстана, а с 1997г. – действительным членом-корреспондентом (академиком) АН Казахстана.

 А. Курскиев, выросший на чужбине, обучавшийся в школе на казахском языке (русский язык преподавался как один из предметов), смог воплотить свою детскую мечту - стать настоящим геологом. Он сохранил в себе ингушский колорит и ментальность, приняв культуру и традиции казахского народа, стал достойным гражданином Казахстана…

 Ингушский моральный и этический кодекс «эхь-эздел» предполагает уважение культуры любого народа. Отсюда пословица: «ГIалгIай мотт хьона хой, моллагIча наха юкъе товргва хьо» (Если знаешь ингушский язык (этикет), уживешься с любым народом). И не случайно ингуши легко уживаются в любой интернациональной среде, так же, как и представители других народов среди ингушей.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment