?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Р. Албаков-Мяршхи: сборник стихов "Охотники"
myarshkhee


САИД ЧАХКИЕВ: Уроки судьбы

«Почему я не знал его? Почему я раньше не читал его стихи»? Это были первые вопросы, которые я задал себе, ознакомившись с тоненькой поэтической книжицей Руслана, которую он любезно преподнес мне с дарственной надписью.

В ингушской литературе не так уж и много поэтов, чтобы не знать их поименно. Передо мной сборник стихов. Он совсем крохотный. В нем всего лишь 30 страниц, это где-то в пределах пятисот строк, даже не дотягивает до одного авторского листа. Тираж – кот наплакал: пятьдесят экземпляров. Но по содержанию, по глубине воспетых чувств и мыслей, она не показалась мне маленькой. Наоборот, мне казалось, будто я держу в руках полновесную книгу стихов весьма одаренного и вполне сложившегося поэта.

Прочитав одно стихотворение, мне захотелось прочитать второе, затем - третье, а там, как говорится, на едином дыхании «проглотил» и всю книгу. И открыл для себя истинного поэта, наделенного характером и четко выраженной гражданской позицией, а это, поверьте, случается не часто.

В произведениях Руслана я увидел прочную основу, профессиональное мастерство, неординарное мышление. В его стихах неподдельная искренность, свежесть, они невольно западают в душу, будоражат, волнуют. После личного знакомства с Русланом мне открылась еще одна грань его творческой деятельности: он не только талантливый стихотворец, он бард, поэт и музыкант, исполнитель собственных песен. Наверное, это помогает ему добиваться живости, афористичности и красочности языка.

Мужественно, открыто и честно выражает автор свои мысли, свое отношение к жизни, к людям, ко времени:

Ничего, что в июне падает снег.

Ничего, что друзья не всегда откровенны.

Ничего, что сегодня стеснительных нет.

Говорят, что все это теперь современно…

...........................................................................

Кто не смел - прогадал, кто успел - тот хорош,

Потому что цена чести - ломаный грош.

Потому что друг другу не смотрим в глаза,

Потому что надежды в кошелке дрожат…

В ней вмещается все - до чужих потрохов.

Потому что теперь «не найдешь дураков».

Потому что сегодня не те времена,

Когда чистая совесть наградой была.

“Времена”

Сильно, четко и зрело выразил поэт глубинные чувства своего сердца. В этом же духе, темпераментно и бескомпромиссно написано и стихотворение «Охотники». Вчитайтесь в его строки:

Что может быть слаще, чем жизни глоток,

Когда ствол нацелен в дрожащий висок.

....................................................................

Куда бежать, в простреле все дороги.

Нет больше сил, свинцом налились ноги.

А палачи в азарте упоенья ищут -

Как бесконечно унизительно быть дичью.

Звенит осатанелый хохот пуль

Под шумный пир кровавого сезона.

Нет смысла ждать пощады от шальных пилюль.

Ведь если есть охота, нет закона.

Охотники, охотники патронов не щадят.

Охотники, охотники на жизнь в прицел глядят…

Стихотворение это, думаю, никого не оставит равнодушным. Автор стал свидетелем преступления, и он поведал нам об этом преступлении с такой щемящей болью, что и мы, читатели, тоже как бы невольно становимся свидетелями этого чудовищного акта. Аккордом ко всему стихотворению звучат слова:

Ведь если есть охота, нет закона…

В этой строке заключена глобальная мысль. Поэт говорит не об охоте на зверя. Это было бы слишком просто. Разговор идет об охоте на человека, потому что – вновь повторяю слова поэта, - «сегодня не те времена, когда чистая совесть наградой была».

Стихи Руслана - это свежая струя в ингушской поэзии. Мне доставило истинное удовольствие знакомство с его творчеством. Истинное удовольствие доставляет мне и возможность цитировать его произведения.

У парадных дверей тут и там,

В коммунальном дворе сырость и хлам.

Коммунальная скука, коммунальная гарь,

Если город - наука, то это - букварь…

«Коммунальная совесть».

Застыла праведная вечность в напряженной тишине,

А перед ней стоит Поэт на фоне матовой подсветки.

Его виски теснит венок колючей ветки,

А боль откликнулась в натянутой струне.

И разлилась в сердца неутолимой скорбью,

Но приговор поблажек не давал.

И, оскорбленный барабанной дробью,

Взошел Поэт на свой печальный пьедестал…

«Реквием» (Памяти В. Высоцкого).

Есть у автора стихотворение, посвященное женщине. Оно так и называется: «Посвящение женщине». Тема не нова. Поэты во все времена воспевали предмет своего обаяния и любви. Нашел и Руслан точные слова и образы для выражения своих сокровенных чувств к женщине:

Как не легки и бесконечны эти муки,

Когда с любимым женщина в разлуке.

Когда спасенья нет от грусти и от скуки,

И чем-то заняты взволнованные руки,

А за окном унылый шум, чужие звуки,

Как не легки и бесконечны эти муки…

..............................................................

Пусть вашу жизнь весна нечаянно украсит,

И одиночества свечу любовь погасит.

Сердца сближаются и это не напрасно,

Не промедляя, покоритесь этой власти,-

Ведь женщина божественно прекрасна,

Когда она наедине со счастьем…

Умело используя метафоры, образы, размеры, ритм, рифмы, Руслан создает емкие колоритные поэтические произведения:

Но светлый мир в оранжевом закате

Вдоль горизонта расплескал прощальный свет,

Напоминая о неведомой утрате,

Из-за которой покаянья сердцу нет.

И только чувства запоздалые растопят

В груди усталой замороженный цветок.

Это судьбы непоправимые уроки.

Это души непокорившейся порок.

«Первый романс»

Не оставят равнодушными читателей и такие его стихи, как «Разбуди меня, старушка, на заре», «Вечерняя симфония дождя» «Реквием» (Памяти В. Высоцкого), «Февраль 1944 г.», «Баллада о лошади», «Посвящение Санкт-Петербургу» и другие.

В его поэзии много афоризмов. Они встречаются почти в каждом его стихотворении. Вот некоторые из них:

«Ведь если есть охота, нет закона».

«Как бесконечно унизительно быть дичью».

«Есть приговор, но нет вины».

«Коммунальная скука, коммунальная гарь,

Если город - наука, то это - букварь».

«Моя суета- это рана в пространстве сомнений.

Моя правота – это брешь в кутерьме  пустоты».

«Потому что сегодня не те времена,

Когда чистая совесть наградой была».

В его стихах прослеживается веяние русской поэзии, что нисколько не умаляет достоинства его творчества. Возможно, в чем-то я и перехвалил Руслана. Но я не боюсь этого: человек, написавший такие стихи как «Времена», «Реквием» (Памяти В. Высоцкого), «Охотники», «Первый романс», «Посвящение женщине» и другие, уверен, заслуживает добрых, теплых слов.

                                                                                                                                     


Посвящение Санкт-Петербургу

Я бежал туда, где нет пешеходов.

Я бежал туда, где нет машин.

Я бежал туда – поклониться Восходу…

Я бежал туда, я очень спешил…

Раскрываю дорожный блокнот сновидений,

Погружаюсь в его мимолетную зыбь,

Разменяю года на избыток недели, –

Лишь бы было куда от себя уходить…

Моя суета – это рана в пространстве сомнений…

Моя правота – это брешь в кутерьме пустоты…

Я прячусь в тени немоты сожженных деревьев,

Я вдыхаю отраву, которая с небом на «ты».

Пролетаю над кровлей чердачного свода,

Над столичной тоской однодневных затей,

Над которой раскинула плед непогоды

Петербургская мистика Белых ночей…

Я имею законное право на жизнь без надежды

В том мире, где нет притяженья к отрадам весны…

И музыка света на Землю спускается реже,

И спасают меня восковые, безумные сны…

На стерильном дне городских трущоб

Ветер рассыпал капли хрусталя,

А на площадях в чопорном бреду

Блеяли «Козлы», празднуя «Убой».

Распиная Век, разжигая страх,

Слепо ищут брод в жиже передряг.

Расторопный блеф башенных часов

Гимнами звенел, цифрами суля…

Я бежал туда, где нет пешеходов.

Я бежал туда, где нет машин.

Я бежал туда – поклониться Восходу…

Я бежал туда... К «руинам души»…

I am the fugitive

I am the fugitive

I am running from paces by.

From on rushing cars

To meet the hair rise

Oh time rush on.

My angst a wound in emptiness than the doubts.

My truth a wavy in chaos then the hollowness.

I am covering in the shad of burning trees.

I am inhaling poison it is the era.

It is my truce rite to live in despair.

This world das not readjust in the spring of birth.

Sounds of in light meant is never drown night to oaf.

So my elusion remains my deliverance.

Oh time rush on…

Баллада о лошади

Тянет лошадь бричку с пьяной свитой.

По дороге, как душа ее, разбитой,

Богом проклятой, и позабытой.

Хлещет плетью по спине извозчик сытый.

Одурелый воздух пахнет дымом,

Из под хомута - усталость мылом,

Дрожь по телу, на пределе силы.

Стервенеет свита, в перегаре винном.

Покосившись к плети пьяным глазом,

Кричит извозчик – веселей зараза.

И, саданул, да так, чтоб не было отказа,

Помутился лошадиный разум…

И рванула лошадь от испуга,

Земля и небо заходили кругом,

Надорвались кожей витые подпруги,

Расползлись по швам от бешеной натуги.

В даль галопом от хмельной погони,

Словно крылья выросли на воле.

Разгулялась лошадь на просторе,

Позабыв усталость и избыток боли.

А потом, когда иссякли силы,

Буйной мыслью голову вскружило,

Погнала к высокому обрыву

И над черной бездной воспарила…

Февраль 1944 г.

Вчерашний день уходит прочь,

Дилемма прожитого – ночь,

Беда, но некому помочь –

Дилемма прожитого – ночь…

Жестокой поступью войны –

Есть приговор, но нет вины,

А ложь – потеха сатаны.

Есть приговор, но нет вины…

Ползет этапом эшелон,

Быть может это страшный сон?

Но гложет души вьюги стон.

Быть может это страшный сон?

У матери нет молока,

В глазах детей упрек векам,

Мороз и голод, не достанешь кипятка.

В глазах детей упрек векам.

На переездах под прицел.

Два шага в сторону – расстрел.

Но каждый Верил и терпел!

Два шага в сторону – расстрел.

И вдоль заснеженных путей

Могилки старых и детей -

Посев затерянных смертей.

Могилки старых и детей.

Слепа История, как бред…

Во времени чернеет след,

Кого винить, кто даст ответ?

Во времени чернеет след…

Чернеет след!

Охотники

Охотники, охотники патронов не щадят.

Охотники, охотники на жизнь в прицел глядят…

Сведет с ума тревожный шелест камыша,

Застыла в жилах кровь, вот-вот не выдержит душа.

Затаив дыханье, слышит смерти клич –

Не зверь, не птица, а затравленная дичь.

Есть у охотников со смертию порука,

Эти узы скреплены давным-давно,

Ведь сеять смерть – нехитрая наука,

И лишь прощать ошибки мудрено…

Охотники, охотники патронов не щадят.

Охотники, охотники на жизнь в прицел глядят…

Что может быть слаще, чем жизни глоток,

Когда ствол нацелен в дрожащий висок.

Когда на мгновенье оставит тревога,

И нету надежды на господа Бога.

В лицо повеет незнакомым холодком,

И тайна Вечности раскроет свои двери.

Все станет ясно, обретет душа покой,

Как нелегко в это поверить…

Охотники, охотники патронов не щадят.

Охотники, охотники на жизнь в прицел глядят…

Куда бежать, в простреле все дороги.

Нет больше сил, свинцом налились ноги.

А палачи в азарте упоенья ищут –

Как бесконечно унизительно быть дичью…

Звенит осатанелый хохот пуль

Под шумный пир кровавого сезона.

Нет смысла ждать пощады от шальных пилюль,

Ведь если есть охота, нет закона…

Охотники, охотники патронов не щадят.

Охотники, охотники на жизнь в прицел глядят…

Реквием

(Памяти В. Высоцкого)

Застыла праведная вечность в напряженной тишине,

А перед ней стоит Поэт на фоне матовой подсветки.

Его виски теснит венок колючей ветки,

А боль откликнулась в натянутой струне.

И разлилась в сердца неутолимой скорбью,

Но приговор поблажек не давал.

И оскорбленный, барабанной дробью,

Взошел Поэт на свой печальный пьедестал…

А колокола под золотыми куполами,

Потускнев от времени, молчали.

Лишь на высоте, да над головами,

Птицы черные кричали.

Приняв без страха затянувшуюся кару,

Душа Поэта волю обрела.

И песней недопетой, по дорогам побрела,

Под аккомпанемент сестры - гитары.

Душа ютилась у костра в пыли дорожной.

Шагала в горы натощак, и без сумы.

Дралась при встрече с безобразной ложью,

Пронзала пагубный заслон «худой молвы».

Удар судьбы, как бешеный свинец,

Разит наверняка и бьет в «десятку».

Но тот, кто принял эту роковую схватку,

Не предпочел бы для себя другой конец…

Да потому, что нет живой душе покоя,

Когда теряет свои краски белый свет.

Когда вершатся истины дешевого покроя,

Внушая праведности свой спесивый бред.

А колокола под золотыми куполами,

Потускнев от времени, молчали.

Лишь на высоте, да над головами

Птицы черные кричали…

Коммунальная совесть

У парадных дверей тут и там,

В коммунальном дворе сырость и хлам.

Коммунальная скука, коммунальная гарь,

Если город - наука, то это - букварь…

За чертой коммунальных условий, – в суете,

Поклялась коммунальная совесть в чистоте

И взывала: «Любви бескорыстной не трожь!»

Но сама продалась очень быстро за ломаный грош.

И ее покупная невинность лгала,

Разогретая допингом винным, крала

У любви, у надежды, у веры, у слез,

Разменяв коммунальную верность на спрос.

Коммунальная повесть, коммунальный букварь.

Коммунальная совесть, коммунальная тварь.

Посвящение женщине

Неповторим рассвет лилово-красный,

Когда последняя звезда в ночи погаснет.

Таят неведомый восторг земные страсти,

Когда весна заголосит под солнцем ясным.

А женщина божественно прекрасна,

Когда она наедине со счастьем.

Как не легки и бесконечны эти муки,

Когда с любимым женщина в разлуке.

Когда спасенья нет от грусти и от скуки,

И чем-то заняты взволнованные руки,

А за окном унылый шум, чужие звуки.

Как не легки и бесконечны эти муки…

Не приходите к женщине не званным.

Не напоите преданность обманом,

Чтобы ваши чувства не рассеялись туманом,

Чтобы равнодушием не предать ее тайну,

И чтобы вам не показалось это странным -

Не приходите к женщине не званным

Пусть вашу жизнь весна нечаянно украсит

И одиночества свечу любовь погасит.

Сердца сближаются и это не напрасно,

Не промедляя покоритесь этой власти,-

Ведь женщина божественно прекрасна,

Когда она наедине со счастьем…

Одиночество

Без приюта во власти мороза,

Коченея, дрожит лепесток.

Пронеслась мимолетная проза,

День осенний подводит итог.

Золотые лучи потускнели

На холодном осеннем ветру.

И полей запоздалую зелень

Белый иней сковал поутру…

Все не так, ведь судьба беспощадна,

Нет тепла, пожелтели луга.

И дрожит лепесток где-то рядом,

Но бессильна немая мольба.

А ведь было и солнце и лето,

Во хмелю от прозрачной росы.

И, казалось, не все еще спето,

И взойдут на рассвете мечты.

Пой, гитара

Я гитару обниму, как подругу верную.

И спою, как в старину, песню задушевную.

Зазвала меня отрада прокатиться на санях,

А я с тобою рядом сяду, если покоришь меня.

Пой, гитара, пой, подруга,

Мы с тобой поймем друг друга.

Ничего душе моей не надо,

Если ты со мною рядом.

Разгулялась наша тройка, позабыл я свою грусть.

Будь поласковей красотка – я влюбиться не боюсь.

На просторе вьюга стонет, вороша сугробы,

А нас с тобой уносят кони, – веселись зазноба!

Пой, гитара, пой, подруга,

Мы с тобой поймем друг друга.

Пусть мороз январский злится,

А я буду веселиться.

Приласкай меня забава, шепни мне сладкие слова,

Да поцелуй, чтоб жарко стало, да так, чтоб кругом голова.

Колокольчики смеются, тройка пляшет на скаку,

А в чистом поле песни льются, разгоняя грусть-тоску.

Пой, гитара, пой, подруга,

Мы с тобой поймем друг друга.

Не хочу, чтоб ты скучала,

Мне, хмельному, места мало.

Солдат

Пришел солдат домой –

Пилотка с козырьком.

Два года за спиной,

А на спине три шрама – «косяком».

Пришел солдат домой –

Хотелось плакать, но не смел...

И чтобы справиться с собой –

Он пил вино и песни пел.

Да не ругайте вы солдата,

Что поет он песни спьяну,

Он свой долг исполнил свято -

Он вернулся из «Афгана»...

Он глазам своим не верит,

Тишина его пугает.

Он в запое всю неделю,

Но вино не помогает…

Цыганка

Ах, цыганка моя – глазки черные,

Заждались тебя кони проворные.

Мы умчимся с тобой в ночку темную,

Там спою тебе песню любовную.

Припев: А вы несите меня, кони,

Далеко на край земли.

Пусть гитара звонче стонет,

Пусть душа огнем горит.

А я пою, а ветры пляшут,

Я рыдаю, гром гремит.

Не могу я жить иначе-

Без моей шальной любви.

Ах, цыганка моя - непослушница.

Без тебя мое счастье порушится.

Украду я тебя - непокорную,

Уведу за собой в степь привольную.

Припев:

Ах, цыганка моя – губки алые.

Лаской страстной меня ты балуешь.

Обвенчались с тобой мы под звездами,

Засыпали под красными розами.

Припев: