?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: история

Нух и Ингуши
myarshkhee

«По исследованию комиссии 1865 года по разбору личных и поземельных прав туземного населения Терской области Назрановское общество (ингуши) устроено на началах демократических: привилегированных сословий нет, все свободны, пользуются одинаковыми правами, рабов нет, землею пользуются на правах общинного владения и, что хотя между ними существуют известные фамилии, но все они выдвинулись из толпы заслугами гражданскими, или военными доблестями; не пользуются никакими иными правами, кроме уважения, приобретенного исключительно умом и личными достоинствами каждого члена.

Основываясь на этом, все ингуши наделены землею на праве общинного владения, а если и были примеры награждения в собственность участками земли, то лишь за личные заслуги, а не за потерю прав над подвластным народом, как это и делалось в Кабарде, Осетии и Кумыкской плоскости.

Таким образом, как видно из исследований сказанной комиссии, упомянутое устройство вызвано условиями быта этой национальности, а этому быту, как мы видим, могла бы позавидовать, не только тогда, но и в наше время, любая из стран обоих полушарий. Мы же привыкли ингушей считать, за «дикарей».

Вот вам и «дикари»!..» (Павел Безпристрастный. «Наблюдения и заметки». Терские ведомости. 1907. №5)

Я не случайно привел эту заметку Павла Беспристрастного и, ни в первый раз я её публикую в своих статьях…         

Я ждал - когда мой народ проснется, я ждал, что ингушское общество забудет все «прелести» депортаций 1921, 1944 и 1992 гг. и заговорит о правах человека на равных с финнами, норвежцами и с остальным миром, где категории человечности стоят на первом месте…

Мой, ингушский, народ, в котором я являюсь песчинкой, когда-то нес божественную ответственность за все, что происходит вокруг.

К ингушам я причисляю всех, кто принимает ГIалгIай эздел и живет категориями благородства, самодостаточности и мужества. Для меня не важно, на каком языке говорит человек, но если он благороден, честен и готов за собственную честь отдать жизнь, то это ингуш.

«Ингуши являются коренными насельниками Северного Кавказа. Они включаются специалистами в кавкасионский антропологический тип, относятся к балкано-кавказской семье большой европеоидной расы. Говорят на ингушском языке, который вместе с чеченским и бацбийским составляет нахскую (кистинскую) группу иберийско-кавказской семьи языков; прослеживаются также связи ингушского языка с языками древней хуррито-урартской группы.

Этноним «ингуши», получивший распространение в литературе с середины XVIII в., своим происхождением обязан русским ученым, офицерам, часто посещавшим ингушское селение Онгушт (Ангушт), расположенное юго-восточнее современного г. Владикавказа (ныне с. Тарское РСО-Алания), жителей которого называли «ангуштовцы», «ингушевцы» с постепенным переходом в «ингуши». Само название ингушей – гIалгIай. По мнению ряда исследователей, слово «гIалгIа» означает «житель башен». Выдвигалось мнение о связи этнонима «гIалгIай» с именем божества в языческом пантеоне древних ингушей и греков – «Гела», «Гала». Оба этнонима – «ингуши» и «гIалгIай», вобрали в себя ряд нахских обществ: Галгаевское, Цоринское, Джейраховское, Фяппинское (Кистинское) и Мецхальское, которые во второй половине XVIII - начале XIX веков слились в единый народ, занимающий современную территорию Ингушетии.

По имеющимся письменным источникам и археологическим данным, ингушские племена с I тыс. до н. э. прочно обосновываются в горах Центрального Кавказа и на равнинах Предкавказья.

В ценнейшем источнике по истории и этнографии народов Северного Кавказа, «Географии» древнегреческого географа и историка Страбона, отражен этноним «гаргара» (от ингушского «герга» - близкий, родственник, родственный), который относят к предкам нахов.

Клапрот и Пфафф на основе историко-географических данных о Кавказе (Страбон, Прокопий, Плутарх) считают, что «гаргареи» древних авторов являются ингушами-галгаями.

Ранний период ингушской истории (согласно Страбоновским и другим документальным источникам) связан со знаменитой Кобанской культурой I тыс. до н. э., которая получила свое наименование по названию аула Кобан, расположенного в Тагаурском ущелье Северной Осетии, где впервые в северокавказском регионе были выявлены, ставшие широко известными, археологические памятники. Исследования ученых позволяют сделать вывод, что при определении этнического и антропологического лица кобанцев Центрального Кавказа исследователи видят в них древних ингушей.

Источники, в частности, называют крупное племя аргов, обитавшее в Центральном Предкавказье (предгорно-плоскостные районы Чечни, Ингушетии, Северной Осетии и Кабардино-Балкарии). Длительное время занимающийся историей Аланского государства археолог из Владикавказа В.А. Кузнецов вслед за рядом ученых пришел к выводу, что «северокавказские арги в этноязыковом отношении - … одно из древних нахских племен».

В грузинских письменных источниках III в. до н. э. ингуши упоминаются под этническим именем «дзурдзуки» - древнегрузинское название ингушей. Их расселение на плоскости было временно прервано в XIII в., в период монголо-татарского нашествия.

В период средневековья, в X – XII веках, на Центральном Кавказе сложилось и активно функционировало Аланское государственное образование, в составе которого, доминировали древне-ингушские племена.

Особое место в северокавказской истории занимает общественное устройство ингушей – совершенно особенный народ в этом смысле. У каждого народа на Кавказе были свои правящие сословия: у адыгов – пши и уорки (князья и дворяне), у карачаевцев и балкарцев – таубии и ездени, у осетин – алдары и уздени, у народов Дагестана – ханы и беки. У ингушей же никогда не было ни того, ни другого. Они имели принципиально иной общественный строй, структурированный в тейповую систему. Слово «тейп» пришло из арабского языка вместе с исламом и переводится как «род, большая семья, группа». Ингушский «тейп» можно определить как объединение свободных общинников, выступающих единым социально-политическим целым.

Основным критерием, объединяющим ингушские тейпы, был комплекс традиционных норм этики ингушей «гIалгIай-эздел», включающий такие понятия, как: «эздел» - сдержанность, благородство, воспитанность, уважение к окружающим; «эхъ» - стыд, совесть. Понятие «яхъ» имеет два значения, первое - чистота помыслов, внутренняя гармония, нравственная составляющая личности, второе - соревновательность в неукоснительном следовании нравственным нормам в поступках и действиях. Понятие «денал» охватывает такие качества, как сила духа, мужество, решительность и смелость, верность слову, надежность, достоинство; «сий» - честь; «къонахчул» - рыцарство. Понятие «сагал» означает человечность; «къахетам» - сострадание; «хаьнал» - благо, полученное честным трудом. Эти традиционные этические нормы и правила поддерживают самобытность и устойчивость ингушского народа, сохраняют глубинные основы гармоничного развития личности и отражают наследие мудрой философии ингушского фольклора, носителями которого были древние ингуши...

Ингуши всегда испытывали страх лишиться важнейшего наследия отцов — чести, свободы, Родины. Бросить вызов судьбе и сохранить себя в истории народу помогло то, что великий русский писатель Л. Н. Толстой в «Войне и мире» называл «духом нации». Именно этот непокорный и непокоренный дух, прекрасные народные обычаи, традиции помогли народу выстоять, выжить наперекор судьбе». (Том 1 (Сост. М. Яндиева. Назрань-Москва, 1999.) (Ингуши. Краткая история, их участие в войнах России. Сост. Ах.У. Мальсагов. Пятигорск, 2005.)

В этой ссылке, нашими историками не указаны Орстхо, Акки и Мялхи – это извечная проблема Божественного первородства – от Каина и Авеля, которая несет в себе начало со времен Адама, Нуха и т.д…

Истинно, послали Мы Нуха к его народу, среди него он пробыл без пятидесяти лет тысячу годов. Но в конце, когда продолжили они свои несправедливости, настиг их потоп. (Сура “Паук”, 29:14)

Пророк Нух (в Библ. традиции – Ной) был ниспослан Всевышним Аллахом к своему народу, который впал в тяжкое бесчестие, отдалился от почитания заповедей Господа и стал поклоняться идолам, придавая равных Всевышнему Создателю. Аллах избрал пророка Нуха и возложил на него миссию призыва безбожного, богохульного народа к соблюдению заповедей Творца.

Пророк Нух с терпением увещевал свой народ, призывал их следовать благой морали, которую Всевышний предопределил для них, многократно предупреждал людей, дабы отказались они от ересей язычества и поклонялись Единому Господу, напоминал им о тяжести кары Создателя за гордыню и неблагодарность Всевышнему. Но народ не только не принял его призывов, но стал обвинять пророка во лжи, объявил его сумасшедшим и продолжал упорствовать в поклонении идолам.

И когда исполнилась чаша Господнего терпения, Всевышний Аллах сообщил пророку Нуху, что Он покарает безбожный, жестокий народ, обрушив на него потоп, и спасутся от этой участи только те немногие, кто уверовали и последовали за призывами пророка Нуха. В Коране есть упоминание о том, как был повержен в небытие народ пророка Нуха, и как были спасены немногие уверовавшие вместе с пророком:

Они сочли его лжецом. Но Мы спасли его и тех, кто был с ним в ковчеге, и потопили тех, кто счел ложью Наши знамения, то был, поистине, слепой народ! (Сура “Преграды”, 7:64)

И когда настал обещанный час Божьей кары, разверзлись земли и стали прибывать из них потоки вод, начались сильнейшие ливни, и воды земных недр сливались с низвергавшимися ливневыми потоками, вызвав колоссальное наводнение. (Однако Истина известна лишь Аллаху).

В Коране сообщается, что перед началом потопа Всевышний Господь сообщил пророку Нуху: Мы внушили (повеление) ему: “Построй ковчег пред Нашими глазами, по Нашему внушению тебе. Когда настанет час Нашего повеления, и недра потоки вод извергнут, ты погрузи в ковчег по паре всякого живья, и твою семью, помимо тех из них, о коих Мое слово прежде было, и не обращайся ко Мне ради нечестивых, ибо они будут потоплены”. (Сура “Верующие”, 23:27)

Весь нечестивый народ, в сердцах которого не было и тени раскаяния, был поглощен водами потопа, даже сын пророка, который отверг увещевания отца и надеялся спастись, поднявшись на вершину горы. Спаслись лишь те, которые были подняты на ковчег пророка.

Когда воды потопа стали опускаться, ковчег пророка Нуха, как сообщается в Коране, осел на горе именуемой Аль-Джуди, что в переводе с арабского означает "возвышенное место, вершина":

И было сказано: “О - земля, поглоти свои воды! О небо, и ты удержи (потоки)!” И спали воды, и свершилось повеление, и утвердился (ковчег) на горе и сказано было о неправедном народе: “Пусть сгинут!” (Сура “Худ”, 11:44)

Как очевидно из аятов Корана потоп погубил не все народы земли, но лишь народ пророка Нуха. Археологические раскопки и летописи полностью подтверждают, что Коран является единственным неискаженным источником Божественного откровения, передающим нам действительную историю пророка Нуха и его нечестивого народа.

В данной выдержке я, со всей ответственностью, говорю, что речь о Кораническом потопе - идет об ингушах (гIалгIаях), которые объединяют ряд нахоязычных племен, в древности расселявшихся - до нашествия различных семитских групп и, поздних, таких, как хазары, а затем монголо-татары - с востока от Тихого до Атлантического океанов с востока на запад и с Северно-ледовитого океана до центральной Азии.

Монголо-татарское нашествие, а затем Темирлана-хромого, сыграло пагубную роль в истории нахов. Ведь владычество кочевников продолжалось почти шесть сот лет и, за это время, иго сумело наложить существенный отпечаток на судьбу нахских племен, для которых спасительным пристанищем явилось Джейрахско-Ассинское ущелье.

О жестокости и кровожадности монголо-татар и полчищ Темирлана написано много. На всех территориях, где прошли их войска, оставался пепел и разорение…

Истории также известно, что самое отчаянное сопротивление и отпор захватчики Чингисхана встретили - столкнувшись с нахами - в районе предместий крупного городища Маас (Магас), а через триста лет Темирлановским горным отрядам – так и не удалось покорить ингушей в Джейрахско-Ассинском ущелье.

Вся холмистая местность ингушского предгорья, во времена монголо-татарского нашествия, от берегов Сунжи была укреплена большими и малыми городищами, опоясанными оборонительными рвами и сторожевыми курганами. Однако силы ингушей (нахов) были исчерпаны, и немногочисленные остатки - великих воинов отступили в горы, где у кочевников не было никаких шансов – продолжать сражение.

В ингушских горах, некоторое время, царил  хаос и неразбериха. Потоки беженцев с равнины, периодические вспышки столкновений между кланами, угроза голода и множество других факторов и проблем требовали незамедлительного решения.

Самоорганизация и суровая дисциплина, традиционные адаты и воинственные устои, философская архаика языка и колоритный фольклор нахов способствовали скорейшему установлению жесткого порядка среди свободных нахских племен – выживших после сражений с несметной армией варваров-кочевников.

Ингуши считают себя потомками Нуха (Ноя) и, возможно, эта генетическая связь отразила  характер архитектурного решения ингушских башенных комплексов. Так же, как и в Ноевом ковчеге, на первом этаже башни размещался домашний скот, а другие этажи предназначались для хозяйственных нужд, жилья и обороны.

Всевышний ниспослал нахам жесточайшее испытание – великий «потоп» в лице бесчисленных кровожадных «полчищ» захватчиков, но каждый тейп, кому это было под силу, стремился построить свой «Ноев ковчег» - башенный комплекс, во имя спасения потомков…

В наши дни определение «всемирный потоп» ассоциируется с глубоким дефицитом моральных норм в общественно-политической и массовой культуре, а также в политике глобализации.

От проникновения в каждый дом телевидения и радио никто не застрахован, а искажение традиционных устоев и норм морали не только бросается в глаза, но и вызывает серьезную тревогу…

Значимо то, что цементирующим сегментом ингушской современной культуры и быта явился ислам – благодаря его подвижникам, которые уже в XIX столетии предвидели падение нравов. Ингуши легко адаптировали Шариат в свои традиционные устои и адаты – имеющие тысячелетнюю историю. Однако и здесь, сегодня, мы сталкиваемся порой с различными искажениями и мракобесием некоторых проповедников священной религии, что приводит к определенному напряжению и неоправданным конфликтам.

На мой взгляд, сегодня, каждый, кто задумывается о гармоничном развитии и воспитании будущих поколений, должен построить свой «Ноев ковчег» - в своей душе, в сознании и в стремлении совершенствоваться на пути к созиданию – так, как делали наши предки на протяжении тысячелетий.

Составными же компонентами личностного «Ноева ковчега» каждого - явятся ингушский язык, уникальные традиции и фольклор, а самое главное высокая духовность и природная терпимость…

Органическим аспектом социально-политических вопросов  - того времени было решение организовать институт «Мехк кхел» («Совет страны»), который являлся Высшим органом управления. Мехк кхел был строго выборным и верховным органом союза всех общин, составлявших Ингушетию (ГIалгIайче). Остатки Великого нахского народа осуществляли своё собственное самоуправление. У неё были развиты определённые ступени общественного устройства: «тайпан да» (глава тайпа), «Ерда кхел» и  «Мехк-кхел»...


Дзурдзуки (википедемия)
myarshkhee
          Дзурдзукети (Дурдзукия) — племенное образование ингушей и орстхойцев на территории, современных горной и предгорной территории Ингушетии и западной Чечни.

 Наименование Дзурдзук или Дурзук по одной из версий является искаженное произношение грузинами ингушского предания о Дардза къуньгиш(Сыновья вьюги). Так же существует версия говорящяя о том что Дзурдзук был историческим лицом, пришедшим в Джейраховское ущелье через Грузию из страны в средневековье именуемой Шаме (Сирия — арабск.) однако самые ранние упоминания о нём датируются VI—V веками до н. э. в период когда данную территорию населяло племя урартов.

 Известно что арабские географы IX—X в. именовали страну «Дурзук» а Ассинское ущелье именовали Баб-Сул (Баб-Сур). К югу и западу располагалась Цанария (Цанарию основывали нахоязычные племена такие как: хевсуры, мохевцы, пшавы, двалы (По приданиям осетин, на территории осетии существовал народ Царциаты, однако их не стало после эпидемии чумы. Царциаты оставили после себя каменные могильники и крепости, как говорится в их преданиях, которые впоследствии заняли, ныне живущие осетины. Скорее всего под царциатами понимались двалы кои в свою очередь в ходили в состав Цанарии)(Вахушти Багратиони относит, зпадный берег реки Терек(Ломеки) к территории Двалетии). Изначально, будучи нахскими народами, они были огрузинены примерно в V—VIII века н. э.). К северу располагалось кочевой, конгломерат разнородных племен, носивших общее название «Аланы», к востоку же располагалась Дидойская конфедерация союзов сельских общин чеченцев, тушин, цезов и иных западно дагестанских народностей.

 Столицы как таковой не было, страной управлял совет старейшин Мехк-кхел. Совет собирался в Таргимской котловине а позднее у храма Тхоба-Ерды. Страна делилась на вьары (общества) которые состояли из нескольких тейпов. У каждого вьара также имелся свой совет старейшин.

 Во второй половине VIII в. н. э. «Не в силах оказались Таргамосианы противостоять хазарам, ибо было их бесчисленное множество.» после чего, Дзурдзуки в том числе, становятся данниками хазар. Однако уже в IX—X в. после падения Хазарского каганата, на территории центральной части Северного Кавказа выходит на политическую арену, уже государственное, конфедеративное образование «Алания», как союз кочевников алан и горцев, земледельцев вейнахов: дзурдзуков, двальцев и дигоров, последних 2-х именуемых на то время овсами. Позднее к союзу присоединяются абазины и тюркский элемент.

 «В первый же свой поход хазарский царь перевалил горы Кавказа и полонил народы, о чем выше писано мною. Был у него сын по имени Уобос, которому дал пленников Сомхити и Картли. Дал ему часть страны Кавкаса, к западу от реки Ломека до западных пределов гор. И поселился Уобос. Потомками его являются овсы. Это и есть Овсети, что была частью [удела] Кавкаса.» Леонти Мровели. Жизнь картлийских царей. Нашествие Хазар. В данном случае подразумевается, что кавкасиане коими также являются дзурдзуки, (об этом мы узнаем из другой текста Мровели, Житие «Фарнаваза Картлосиана, что был первым царем Картли»: «Тогда же Саурмаг привел с собой всех дурдзуков — половину рода Кавкасианов. Некоторых из них сделал родовитыми, остальных посадил в Мтиулети, от Дидоети до Эгриси, которая есть Суанети, и овладел он всеми ими — роднёю матери своей — надежно…») отныне стали подданными Уобоса.

 Ещё в X в. арабский историк, географ и путешественник Ал-Масуди упоминал в своём сочинении «Мурудж аз-захаб»(«Золотые истоки») упоминает столицу Алании, город Магас (упоминание датируется 332 г Хиджры то есть 943 г. н. э.) однако ничего не говорит от его местоположении. Однако арабский автор X в. Ибн Руста пишет: «Ты выходиш налево (на запад) от царства Сарир и пройдя три дня пути среди гор и лугов, прибываеш в царство Ал-лан». Далее Ибн Руста пишет: «Затем ты проходиш расстояние в десять дней пути (от Магаса) среди рек и лесов и достигаеш замка „Ворота Аланов“(Баб-Алан)» что соответствует расположению Нижне-Архызкому городищю, кое является самым крупным на западе Алании, где так же расположены несколько аланских православных храмов. Ибн Руста так же отмечает что, замок «Ворота Алан», который находится на вершине горы, охраняют 1000 войнов из её жителей. По этому не верно отождествять Аланские ворота с дарьяльским Ущельем так как в нём не имелось крепостей вовсе или хотя бы крупного поселения. Ала-ад-Дин Джувени (История завоевателя мира) в рассказе о взятии монголами Магаса в 1239 г. говорится что окрестности Магаса покрыты болотами и густым лесом. Джувейни повествует что при взятии Магаса монголами было убито 270 тысяч человек, завоеватели «оставили от этого города только имя его». В китайской хронике «Юань-ши» об осаде монголами Магаса (в хронике — Ме-цио-сы) рассказывается: «Город, благодоря своей неприступности, долго не сдавался» и «Си-ли-цянь-бу» с 11 готовыми умереть храбрецами взобрался по осадным лестницам;вперед же поставил 11 пленников. Они громко закречали: «Город пал». За ними полезли, как муравьи, один за другим все остальные войны и город взяли". В хронике говорится что монголы в "(в год свиньи), 1238 г. зимою в 11 месяце дошли до города «Ме-цио-сы», и в 1239 г. в 1 месяце город был взят и разрушен. Единственно подходящим местом для расположения Магаса можно назвать систему городищ района Яндаре-Гази Юрт-Экажево-Али Юрт-Сурхахи, расположеные в Назрановском р-не р. Ингушетия. Скорее всего проживавшими на равнине и входившими в состав Алании были Арштхой ("Орстхой"-в переводе с ингушского, жители равнины и название одного из ингушских обществ) в то время как Галгай были ядром государства Дзурдзуков.

 Из русских летописей мы узнаем о существовании ещё одного аланского города Тетяков или Дедяков, близи которого находится торг (торговый путь).

 Дадаков упоминается в русских летописях во 2 половине XIII в. по середину XIV в. а именно с 2 событиями:

 1) В 1277—1278 гг. востании местных жителей и участием в его разорении русских князей со своими дружинами в составе монгольского войска. Востание, скорее всего, было связано с налоговым гнетом, после проведеной перепеси населения в 1254 г. Выступившим против города был хан Менгу-Тимур, по его приказу так же выступили русские князья со своими дружинами. По сообщению симеоновской летописи, Дадаков был взят и сожжен 8 февраля 1278 г. по сообщению летописца монголы и русские князья «полон богатства много взяша, а иных смерти придаша, а град их сжгоша».

 2) Убийстве под Дадаковым 22 ноября 1318 г. князя Михаила Тверского, через месяц после суда хана Золотой Орды Узбека, людьми Юрия Даниловича и Кавгадыя, сторонника московского князя из татар. С этим событием и даются географические ориентиры местонахождения Дадакова. «Повесть о Михаиле Тверском», написаная в 1319-20г. свидетелем описаных событий, сообщяет:"Бывшю же блаженному князю Михаилу в неизреченном том терпении, в такои тяготе 26 днеи за рекою Теркомъ(р. Терек), на реце на Севенци(р. Сунжа), под городом Тютяковым, минувши горы высокыа Ясскыя(Сунженский хребет), Черкаськыя(Терский хребет), близ Врат Железных(Дарьяльское ущ.)".  В Симеоновской летописи упоминается река Ная:"Того же лета убил царь Озбяк в орде великого князя Михаила Ярославовича Тферского, на реце Наи у города Дедяков, и привезоша его из Орды в Москву". В Никоновской летописи говорится: Михаил «пребысти в тои нужи двадесяти и шести днеи за рекою Теркою. Под великими горами Яскими и Черкаскими, we града Титякова, у града Титякова, на реце Сивенце, близъ Врат Железных, у болвана медяного златыя главы, у Темиревы, у богатыревы могилы(св. Борга-Каш)». Те же ориентиры даются и в воскресенской летописи:"за рекою Терком на реке Севенце, под городом под Тетяковым, минувши горы высокия, яския и черкаская, близь ворот Железных". В «Повести о Михаиле Тверском» указывается ещё один весьма важный ориентир. Когда бояре возвращялись с телом убитого князя в Тверь, на пути их ханской ставки из под Дадакова в Маджары, находившегося на «На левом берегу р. Кумы при впадении в нее р. Буйволицы», они перешли речку «Адьжь, зовущаяся Горечь, горькой она и была братья.».

 К вопросу о топонимике стоит добавить что;

 1) «Вратами Железными» в средневековых летописях именовались не только врата Дербендски но все контрольно пропускные пункты находившиеся в глубине большого Кавказкого хребта.

 2) В. Б. Виноградов отождествляет речку Аджь(Горькую реку) с рекой Ачалуки протекающей по территории Малгобекского р- на Ингушетии. «Поиски в этом районе привели меня к речке Ачалук, протекающей в 10-12 километрах к северо-западу от Борга-Каш. Ачалук несколько видоизмененой тюрское слово „Аджалык“(или „Аччалык“), означающее „горечь“, „горький“ (горькая река). Название дано верно… В Ачалук впадают горькие минеральные источники, целебная вода которых широко известна в Чечено-Ингушетии».

 3) «Темирева богатырева могила» Никоновской летописи, по мнению В. Б. Виноградова, внесеный в летопись редактором XVI в. соответствует мавзолей Борга-Каш у с. Плиево построеный в 1405—1406 гг. Именно здесь, по мнению Виноградова, на левобережье р. Сунжи, разбивали не раз свои ставки ордынские ханы. «Погребальные мавзолеи строили не на случайном месте. И если на берегу Сунжи поднялась гробница ордынского владетеля, то для этого должны быть веские основания, среди них главное — здесь был традиционный район татарских кочевий, где неоднократно разбивали свои шатры и сам Бексултан и его сановные предки. Археолог Т. М. Мунчаев, обследовав пойму Сунжи, зафексировал тут несколько золотоордынских стоянок. Местный фольклер тсчательно изученый профессором Л. П. Семеновым и М. М. Базоркиным, дал основания для вывода: резиденция монголо-татар одно время распологалась на левобережье Сунжи, именно там, где стоит Борга-Каш.»

 Однако до и после этих событий о городе ничего не говорится. Не упоминается он и в монгольских источниках периода завоеваний. Что не даёт датировать город ранее XIII века и позднее XIV веков. К последнему веку существования города, относится нашествие хромого Тимура.

 В 1395 году состоялся военный поход завоевателя Тамерлана на Северный Кавказ. Средневековые персидские авторы Низам ад-Дин Шами и Шараф ад-Дин Али Йазди в своих трудах «Зафар-наме» и одноименном сочинении последнего, сообщяют: что после похода на черкесов Тимур двинулся «на Буриберд и Буракан, который был правителем народа асов (то есть алан)», «при этом походе они послали (войска) к горе Эльбурз(Б.Кавказский хр.), на горе нашли много крепостей и без числа больших областей, много сражались с врагами веры и взяли бесчисленную добычу из имущества неверных». «Выбравшись оттуда, они отправились на Кулу и Тауса. Все это были области элъбурзцев, и крепости их были на вершинах гор, а дороги к ним крайне трудны и тяжелы, так что из-за их большой высоты у наблюдающего темнело в глазах, а у смотрящего шапка падала с головы. Крепость же Тауса имела особенно прекрасное высокое строение и приятный климат; стрела не достигала снизу до верху крепости, и без усилия ум не мог представить взятия ее». «Крепость находилась в чрезвычайно недоступном ущелье, и тамошние жители, заняв вход в ущелье и отрекшись от жизни, отчаянно начали сражаться. После многих усилий победоносное войско одолело их и, овладев крепостью, мечом джихада уничтожило многих из этих заблудших. Утурку бежал и ушел в ущелье горы Эльбурз. Победоносное войско Тимура разграбило и сожгло дома их и взяло бесчисленную добычу. В это время кто-то принёс известие, что три отряда неверных, убежав, взошли на склон горы и стоят там. Тимур двинулся против них и войска, подобные судьбе, вступив в бой, взяли их в плен и сожгли всех этих обреченных в ад». Шами также сообщает, что были разрушены «церкви и капища идолов» горцев, «поддерживаемый свыше, верующий властитель Тимур… сам подвергался этим ужасам и опасностям». Разгневанный отчаянным сопротивлением горцев, Тимур жестоко расправился с ними. По свидетельству Йезди, «жителей тамошних по приказанию Тимура, связав, сбросили с горы… В местах, на которые по непомерной высоте их, даже воображение не в силах забраться, Тимур благодаря своему счастью и умным распоряжениям, взял в плен и уничтожил неприятелей и овладел крепостями. Один — два дня огонь гнева его так пылал, что сжег и сухое и влажное, и он разорил и уничтожил все церкви и капища их».

 Несмотря на хорошо укрепленые крепости и яростное сопротивление местных народов, Тамерлану удалось проникнуть вглубь гор Кавказа. Страна была разрушена полностью. Численность населения резко сократилась. Была прервана дипломатическая и культурная связь с Грузией. Тамерлан велел «Более не изучать грузинских книг»(церковных книг — авт.) Это означало забвение христианской религии в горах Дзурдзукетии (груз. именование) Дзурдзукия существовала, примерно, до конца XIV в. н. э.